Опубликована научная статья <br>Анны Недоспасовой

10 декабря 2012, 00:00
«ЭХО ПОЛТАВЫ». МУЗЫКАНТЫ НОВОСИБИРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ – УЧАСТНИКИ ДИАЛОГА РОССИИ И ШВЕЦИИ В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНОГО МУЗЫКАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЕКТА. Новосибирская филармония принадлежит к одной из тех организаций, чья деятельность сосредоточена на сохранении и транслировании ценностей музыкальной культуры населению города и области. Кроме этого, важнейшей составляющей её работы в последние десятилетия является формирование и укрепление международных связей в интересах развития культурного потенциала города и региона. Круг всемирно известных музыкантов, выступавших на филармонической сцене, постоянно расширяется, способствуя также и тому, что о Новосибирске, как одном из крупнейших культурных центров на территории Сибири, узнают далеко за пределами нашей страны. Нередко случается и так, что творческие программы иностранных коллег становятся поводом к изучению того или иного музыкального явления новосибирскими учёными-музыковедами. Выдающимся событием такого рода стало открытие памятника музыкальной культуры первой трети XVIII в., имеющего прямое отношение, с одной стороны, к историческим событиям противостояния Швеции и России в Северной войне, с другой стороны – к истории музыкальной культуры Сибири. В ходе совместной работы коллектива из шведского города Охус (Åhus) Laude Novella и ансамбля ранней музыки Новосибирской филармонии Insula Magica в 1999 г. в Швеции был обнаружен манускрипт, принадлежавший Густаву Блидстрёму, гобоисту и офицеру армии Карла XII. После Полтавских событий лета 1709 г. Блидстрём провёл в русском плену в общей сложности около 13 лет, и большую часть этого срока находился в Тобольске вместе с другими военнопленными, число которых в столице Сибирской губернии составляло около 3000 человек [9, с. 42]. Здесь Г. Блидстрёмом был составлен рукописный сборник, куда вошли около трёхсот сочинений: это шведские военные марши, инструментальные вариации, различные танцевальные пьесы – менуэты, полонезы, гавоты. Уникальный манускрипт сохранился в архивах Швеции благодаря тому, что после заключения мира в 1721 г. Блидстрём проделал долгий путь из Сибири в Стокгольм, захватив с собой музыкальную тетрадь, названную впоследствии Тобольским манускриптом. Совместная работа шведских и новосибирских музыкантов над изучением и исполнением пьес из Тобольского манускрипта шла около 10 лет. Постепенно в неё включились и научные силы Новосибирской государственной консерватории им. М. И. Глинки – исследование поддерживали и направляли учёные кафедры истории музыки и проректор по научной работе консерватории, профессор Б. А. Шиндин. Произведения манускрипта стали центральной частью масштабного музыкально-исторического проекта под символическим названием «Эхо Полтавы», приуроченного к 300-летию Полтавской битвы, – исторической дате, широко отмечавшейся российской общественностью в 2009 г. Необходимо подчеркнуть, что научные сообщества, учёные и историки не только нашей страны, но и Швеции, а также Украины приняли активное участие в проведении научных конференций, публикациях разного рода изданий, посвящённых событиям, итогам и следствиям Северной войны. Были организованы международные фестивали, культурные и общественные мероприятия, в которых приняли участие и артисты ансамбля Insula Magica. Результаты творческих поисков и открытий, реализованные в проекте «Эхо Полтавы», были представлены широкой публике исполнением концертных программ в Новосибирске, других городах нашей страны и за рубежом, отразились в материалах СМИ и научных изданиях [6, с. 254]. Автором настоящей публикации проделана работа по изучению и разностороннему исследованию Тобольского манускрипта [3]. Этот труд позволил заполнить некоторые до сих пор существующие пробелы в истории музыкальной культуры Сибири, подтвердить конкретными примерами положения, касающиеся путей проникновения западноевропейского искусства на российскую почву в эпоху глобальных преобразований, предпринятых Петром I. Известно, что шведские военнопленные, находясь на поселении в Сибири, кроме прочих работ вели здесь деятельность культурно-просветительского рода. Они организовали в Тобольске лютеранскую общину [8, с. 207–226], школу, в которой внедрялись новейшие по тем временам западноевропейские тенденции воспитания и образования, обязательным элементом в числе других предметов являлось музыкальное образование. Примечательно, что поначалу в эту школу принимали только детей пленников, а затем стали обучать и русских учеников. Шведы давали концерты, участвовали в городских праздниках, ассамблеях и балах, устраивавшихся губернатором Тобольска, музыка звучала и в других городах – Томске, Енисейске. Сведения об этом присутствуют в мемуарах, дневниках, письмах самих военнопленных, а также путешественников и учёных [1, с. 69; 7, с. 116]. Сегодня, благодаря открытию Тобольского манускрипта, мы знаем и музыкальные произведения, действительно звучавшие в Сибири в начале XVIII в. Существенно важным для развития культуры мест, куда были направлены военнопленные, был привнесённый ими опыт, оказавшийся востребованным в различных областях жизни местного населения. В отношении шведских музыкантов необходимо отметить, что они владели не только игрой на нескольких инструментах, но и навыками композиции, способами фиксации музыкального текста. Как правило, в число их умений входили изготовление, ремонт инструментария – всё это составляло в XVII–XVIII вв. профессию музыканта. В годы службы в армии они находились в кругу коллег–профессионалов, в том числе, иностранцев, служивших по найму. Известно, что в оркестре Карла II служил двоюродный брат И. С. Баха Иоганн Якоб Бах, который, как и Г. Блидстрём, владел игрой на духовых инструментах. Длительные военные походы шведского короля способствовали тому, что музыканты его оркестра постоянно получали новые впечатления от пребывания в странах Европы – Германии, Австрии, Польше. Перечисленные обстоятельства, безусловно, сказывались на творчестве автора Тобольского манускрипта, обогащали фантазию и расширяли границы профессионального мастерства. Разнообразные впечатления отобразились в манускрипте в пьесах «Курляндский полонез», «Тобольский марш», «Смоленский полонез», «Московский танец» и других. С конца XVII до второй половины XVIII вв. инструментальная музыка в России (если говорить об игре на европейских инструментах) – сочинения исключительно иностранных авторов, и Тобольский манускрипт тому ещё одно подтверждение. Как следствие освоения и накопления европейского инструментального опыта – бурное развитие музыкальной жизни российских городов в XVIII столетии. Так, уже к концу XVIII в., к примеру, в Тобольске существовало три оркестра, начало которым, без сомнения, положил ансамбль «европейской музыки» из пленных шведов: это были губернаторский, военный и театральный оркестры. Здесь одним из страстных любителей инструментальной музыки, театра и покровителем искусств был губернатор А. В. Алябьев (1746–1822), не пропускавший ни одного спектакля и концерта, а его сын А. А. Алябьев с детских лет был приобщён к музыкальным занятиям и стал впоследствии знаменитым русским композитором. Эти примеры ещё раз убеждают нас в том, что музыкальная культура – одна из тех сфер творчества, где вопрос влияний, взаимодействия, взаимообогащения всегда был и остаётся невероятно актуальным и чрезвычайно действенным с точки зрения результативности этих процессов [2, с. 63]. Размышления о путях развития музыкального искусства в Тобольске в XVIII столетии в связи с пребыванием там пленных шведов наводят автора на мысль о существовании параллели между событиями, представленными выше, и сороковыми годами века XX-го в Новосибирске. В годы Великой Отечественной войны в нашем городе оказалась в эвакуации Ленинградская филармония, в числе эвакуированных находился и коллектив симфонического оркестра. Известно, что во многом благодаря этому обстоятельству в 1941–1944 гг. наш город получил мощнейший толчок для развития культуры и музыкальных традиций. Вскоре ведущим музыкальным коллективом Новосибирска, которым до сих пор гордится город и вся наша страна, стал Новосибирский академический симфонический оркестр. Возвращаясь к проекту «Эхо Полтавы» хочется отметить, что ещё до того, как в Новосибирске стали проводиться дни культуры Швеции, впервые организованные в 2004 г., шведское культурное «посольство» в лице ансамбля Laude Novella прибыло в наш город с миссией представить сибирякам страницы совместной истории России и Швеции. Исторический ракурс, высокие художественные достоинства программы, построенной в форме музыкальной баталии между «лвом свейским», «орле российским» и их подданными, с момента её премьеры в 2000 г. обусловили стойкий интерес публики к этому проекту. Новосибирские и шведские артисты выступили с концертами в Тобольске, Томске, Тюмени, Москве, Полтаве, Львове, Стокгольме, везде снискав горячие аплодисменты, подвигая слушателей к размышлениям об уроках истории. В этом смысле для нас, участников ансамбля Insula Magica, весьма поучительными оказались отзывы о программе «Эхо Полтавы» со стороны шведских коллег-музыкантов и простых слушателей. Выяснилось, что до сих пор шведы чувствуют своего рода трепет перед русскими, как они говорят, на «химическом» уровне. Действительно, итоги Северной войны глобальным образом изменили историю Швеции, превратив её из великодержавной империи в небольшую европейскую страну. Но суровые уроки этой войны сформировали у шведов особое отношение – они восприняли данные исторические обстоятельства как благословение, позволившее жителям Швеции сконцентрировать свои силы на интересах страны, её благополучии и благосостоянии каждого жителя [4, с. 22]. Такая позиция позволяет шведам проводить научные изыскания, конференции, фестивали, концерты и другие мероприятия, в том числе, и вместе с российской стороной, в честь годовщины Полтавской битвы. Как показали исследования, Россия и Швеция за годы Северной войны «не только сумели получить знания друг о друге, но также не преминули позаимствовать знания друг у друга» [5, с. 11]. Те же процессы с не меньшей интенсивностью идут всякий раз и в наши дни, как только новосибирские музыканты, нередко в сопровождении администрации Новосибирской филармонии, в очередной раз оказываются в Швеции в рамках проекта «Эхо Полтавы». Наш интерес пронизывает все стороны жизни шведов, и, конечно, особое внимание привлекает своеобразие культурного пространства этой страны, музыкальные события, организация музыкального образования и просвещения. Нам есть, с одной стороны, чем гордиться, с другой – чему поучиться у шведов, у наших стран есть ценный опыт и множество точек пересечения интересов. Так, за годы сотрудничества нами были приобретены в Швеции редкие нотные сборники и музыкальные инструменты, проведена исследовательская работа в архивах и библиотеках. Шведские коллеги, в свою очередь, осваивают концертные площадки Новосибирска и других городов Сибири, изучают русский язык, становятся участниками российских фестивалей и мастер-классов, а некоторые из них продолжают поиск своих предков, осевших в Сибири в разные периоды истории. В поддержке и продолжении такого рода сотрудничества видится перспектива дальнейшего упрочения культурных и музыкальных связей России и Швеции, Стокгольма и Новосибирска. Библиографический список. Зиннер Э. П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и ученых XVIII века. – Иркутск.: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1968. Каяк А. Б. Методология исследования культурных обменов в музыкальном пространстве. – М.: Академический проект, 2006. Недоспасова А. П. Тобольский манускрипт Густава Блидстрёма в контексте явлений инструментального искусства Швеции и России второй половины XVII–первой половины XVIII веков: Автореф. дис. … канд. искусствоведения. – Новосибирск: Окарина, 2012. Тоштендаль Р. Полтава: сражение, история, символ / Полтава. Судьбы пленных и взаимодействие культур: Сб. ст. // Под ред. Т. Тоштендаль-Салычевой, Л. Юнсон. – М.: РГГУ, 2009. – С. 21–44. Тоштендаль-Салычева Т. Память о Полтаве / Полтава. Судьбы пленных и взаимодействие … – С. 11–19. Тоштендаль-Салычева Т. А. Шведская музыка в европейском контексте /Мозаика: Фрагменты истории шведской культуры. // Отв. ред. и сост. Т. А. Тоштендаль-Салычева. – М.: РГГУ, 2006. – С. 244–276. Симич, М., Чубка, Н. А., Ярков, А. П. Попытка реконструкции европейской музыкальной традиции в Тобольске в первой четверти XVIII в. // «Aus Sibirien» – 2006: Науч.-информ. сб.: Материалы III Междунар. науч.-практ. конф. – Тюмень: ИПЦ Экспресс, 2006. – С. 115–117. Черказьянова И. В. Организация духовной жизни лютеран Сибири: хроника событий // Известия ОГИК музея. – № 8. – Омск, 1999. – С. 207–226. Шебалдина Г. В. Шведские военнопленные в Сибири в первой четверти XVIII века. – М.: РГГУ, 2005. Недоспасова А. П., артистка ансамбля ранней музыки Новосибирской государственной филармонии Insula Magica, кандидат искусствоведения, преподаватель Музыкального колледжа при Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки.

Партнеры

Группа компаний "Новоконстрой"
ВТБ24
Чашка кофе
Балкан гриль
Московская биржа
Favorit cheese
Формажжио
Рестораны Дениса Иванова-1
Amour (цветочный магазин)
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
Аргументы и факты