Дни Арнольда Каца в Новосибирске

30 сентября 2009
Открытие нынешнего, уже 54-го, симфонического сезона Новосибирской филармонии в одной из своих главных составляющих прошло под знаком Арнольда Михайловича Каца. Напомню: 18 сентября ему исполнилось бы 85 лет. В эти дни были открыты мемориальные доски: одна на доме, в котором долгие год (1970 — 2007) жил Маэстро, другая — в Камерном зале филармонии, где состоялся концерт памяти замечательного дирижера.

И, конечно же, события памятных дней нельзя даже представить без участия главного детища Арнольда Каца — симфонического оркестра Новосибирской филармонии. Концерты этого, обладающего высокой академической репутацией, коллектива прошли 12 и 13 сентября в Доме ученых СО РАН и во Дворце культуры железнодорожников. Были исполнены произведения различных жанров и эпох: Концерт для скрипки с оркестром Ре мажор Бетховена и Симфония № 10 Шостаковича.

Для постоянных слушателей оркестра, его давних почитателей и сами концерты, и прозвучавшие в них опусы воспринимались своеобразным восстановлением «связи времен», соединением прошлого и настоящего: прошлого «с Кацем», настоящего — «без Каца». Это обстоятельство придавало концертам явно ощутимый ностальгический оттенок.

Кончина Маэстро завершила длившуюся пятьдесят один год, замечательную во всех отношениях эпоху деятельности коллектива — эпоху «бури и натиска», насыщенную необычайной творческой динамикой, отмеченную замечательными творческими событиями и художественными открытиями. За это время некогда рядовой провинциальный оркестр поднялся до исполнительского уровня, ранее показательного только для столичных музыкальных коллективов.

Это была эпоха и особых отношений дирижера и оркестра. В истории исполнительского искусства всегда были и есть коллективы (их не так уж много), в которых исполнители (музыканты или актеры) связаны со своими лидерами наиболее тесными узами. Лидеры формируют их миропонимание, художественные вкусы и пристрастия, иерархию творческих ценностей и многое другое. Таковым был оркестр Новосибирской филармонии времени Каца. Коллектив и его руководитель представляли собой совершенную, нерасчленимую творческую систему, каждый из элементов которой не мог существовать без другого.

Следует отметить и еще один нюанс. Кац для Новосибирска, конечно же, был не просто талантливым дирижером. Масштаб его личности далеко выходил за эти рамки. Он представлял ту часть нашей художественной интеллигенции, которая формировала и формирует культурную среду города. Со временем Маэстро стал знаковой фигурой, во многом определяющей лицо Новосибирска, его имидж не только во всероссийском, но и европейском измерениях.

В свете изложенного становится понятной и естественной та тревога о судьбах оркестра «без Каца», появление тех многочисленных вопросов, которыми задавались и которые активно обсуждались творческим сообществом города: «Что же дальше?», «Кто возглавит оркестр, не будут ли сразу или постепенно утрачены складывающиеся десятилетиями художественные, организационные, да и просто бытовые, житейские традиции, сохранятся ли на прежнем уровне контакты оркестра и его слушателей, не потеряет ли коллектив репутацию одного из лучших симфонических оркестров?…»

Часть этих вопросов была снята в сентябре 2007 года, когда предложение Новосибирского оркестра стать его художественным руководителем и главным дирижером принял Гинтарас Ринкявичус. Это был 52-й сезон существования оркестра и первый сезон без участия Каца. Его памяти и были посвящены эти сентябрьские концерты. Далее, в феврале 2008 года, под руководством Ринкявичуса состоялось европейское турне коллектива (Франция, Бельгия, Швейцария).

Возвращаясь сегодня к событиям тех лет, все более утверждаешься в мысли о том, что в своих поисках лидера коллектив оркестра в конечном счете «попал в десятку», пригласив после определенного периода размышлений этого замечательного музыканта и дирижера, известного в российском и европейском музыкальном мире.

И все же, несмотря на всю свою значимость, отмеченные выше концерты только приоткрыли перспективы его последующего существования. Лично для меня последние сомнения в том, что Новосибирский академический филармонический оркестр продолжает развиваться как яркое художественно-творческое явление, обладающее высоким потенциалом, были сняты после его выступлений в апреле текущего года в Санкт-Петербурге и Москве. Прежде всего, следует отметить прекрасное исполнение оркестром (оно транслировалось по каналу «Культура») Пятой симфонии Чайковского.

Творение великого русского композитора было сыграно именно как произведение симфоническое, с присущей этому жанру драматургией интонационного развития, раскрытого через логические и временные соотношения разделов и частей. Важно и то, что во всех своих нюансах это была симфония, написанная Чайковским с характерной для композитора трактовкой тембров, что поставило перед оркестром и дирижером ряд непростых задач. Дело в том, что музыкальная образность этой масштабной трагедии формируется доведенной до предела дифференциацией оркестровых групп. В этих образно-тембровых перекличках блестяще показали себя все группы оркестра. Особо хочется отметить, что столь серьезное испытания с честью выдержала и духовая группа оркестра. Она заслуживает особых слов благодарности.

Заложенный в произведении конфликт был раскрыт исполнителями в полной мере, с той степенью убедительности, когда уже слушатель, находясь во власти звучащей материи, сам вовлекается в поток музыкального действа.

От столичных концертов легко перекидывается мостик к концертам сентябрьским. Последние как бы подвели черту под двумя годами «притирки» оркестра и его руководителя.

Комментируя концерт в ДКЖ, хочется вернуться к ранее высказанной мысли о связи времен. Скрипичный концерт Бетховена прозвучал в исполнении Алены Баевой. Сейчас мало кто помнит о том, что ее конкурсная история началась в Новосибирске, где в 1995 году десятилетняя Алена завоевала первую премию на I Международном конкурсе юных скрипачей. Эта история продолжилась далее на конкурсных выступлениях в Германии, Польше, Москве, Японии. Сегодня она выступает в лучших концертных залах мира с сольными концертами, а также с замечательными коллективами и дирижерами. В сентябре 2004 года Алена Баева была приглашена Арнольдом Кацем для участия в открытии 49-го сезона Новосибирского оркестра и выступила со Скрипичным концертом Брамса.

С точки зрения технического прочтения бетховенский Концерт был исполнен безупречно. Таковым же в целом нужно признать соотнесенность в звучании скрипки и оркестра. Их диалог раскрыл слушателям присущие произведению изящество, простоту, трогательность и глубину чувств. Правда, на мой взгляд, Алене не всегда удавалось проникнуть в то, что можно определить словами «бетховенская энергия» и что приближает этот концерт к столь любимому Бетховеном жанру симфонии.

Кульминацией концерта, безусловно, стало исполнение 10-й Симфонии Шостаковича. Если бетховенский Концерт — довольно «редкий гость» в мире новосибирской музыки (в последний раз он был сыгран Вадимом Репиным в сентябре 2000 года на открытии 45-го сезона), то 10-я Симфония — одно из наиболее часто звучащих у нас произведений. Новосибирские ценители искусства помнят, что она постоянно внедрялась Кацем в программы оркестра и входила в круг его особенно любимых произведений.

«В Десятой симфонии, — отмечал Маэстро, — особенно сильно проявилось стремление преломить образ мира через страдание личности, изнутри, через «я». Нужно ли говорить о том, что включение в программу концертов данной симфонии в эти памятные дни стало еще одним знаком внимания к ушедшему дирижеру.

Исполнение симфонии в полной мере раскрыло мастерство Гинтараса Ринкявичуса — не только одаренного природой талантливого музыканта, но музыканта, в полной мере владеющего «духом» своего ремесла. Как известно, в это понятие Леопольд Ауэр вносил любовь профессионала ко всем мелочам своего искусства, интуитивную способность к охвату всех технических тонкостей, к восприятию всех оттенков музыкальной мысли.

Выше всяких похвал был оркестр. Он предстал перед нами мощной по выражению эмоций, технически слаженной «виртуозной машиной», властно вовлекающей слушателей в сложный, трагически углубленный мир композитора, подлинный мир его переживаний, мир Катастрофы и Спасения. Это был необычайный по силе своего воздействия прорыв, втягивающий всех находящихся в концертном зале в эпицентр высочайшего эмоционального и интеллектуального напряжения, почти материального ощущения очищающей душу музыкальной трагедии, то, что можно назвать трагедийным катарсисом.

Прошедшие дни, так или иначе связанные с именем Арнольда Каца, показали, что Новосибирский симфонический оркестр открыл еще одну главу своей творческой жизни. В ней мы найдем и многолетний опыт предшествующего времени, и заложенные Маэстро традиции, безусловно, заметим и художественные идеи, привнесенные уже Гинтарасом Ринкявичусом. И это замечательно, поскольку только в своем синтезе эти начала способны сегодня придать жизни нашего замечательного коллектива новые творческие импульсы.
Борис Шиндин, Заслуженный деятель искусств РФ, доктор искусствоведения, профессор, «Советская Сибирь»

Партнеры

Московская биржа
ВТБ24
Чашка кофе
Формажжио
Балкан гриль
Favorit cheese
Группа компаний "Новоконстрой"
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
Бюро №17
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
Аргументы и факты