11 июня 2010
«Русский колонист» Марина Монахова Захотите встретить настоящего живого музыканта симфонического оркестра — встаньте у здания краеведческого музея и подождите. Минут через 10 мимо вас наверняка пройдет кто-то с футляром от скрипки или виолончели. Если повезет, увидите как выглядит футляр от тромбона. Встреча неизбежна, ведь вся серьёзная музыкальная жизнь Новосибирска нервно курсирует по граням бермудского треугольника «Оперный театр-Филармония-Консерватория». Есть в музыкальной жизни Новосибирска своя диспозиция, тактика и логика, свои тщеславные генералы, свои неизвестные герои, громкие победы и фиаско. Этот мир, живущий, казалось бы параллельной, далёкой от реальности, жизнью кипит своими высокодуховными страстями. Черный властелин циклопической махины, ставшей символом города, — греческий маэстро Теодор Курентзис. Это самая яркая и раскрученная фигура среди тех, кто делает серьёзное музыкальное искусство в Новосибирске. Харизма, медийный потенциал, правильно выбранный имидж (или это не имидж, его не поймешь), и безусловный талант сделали Курентзиса узнаваемым далеко за пределами Новосибирска. От него сходят с ума в Москве, в гостевой книге на его сайте оставляют отзывы безумные фанатки (то задают вопросы, по одухотворенности своей граничащие с безумием, то предлагают родить ему ребенка), а он репетирует со своим оркестром с утра до ночи (вот уж воистину вечная музыка — Musica Aeterna), а потом своими проектами создает переполох и шум. Музыкальный, естественно. Москва кусает локти оттого, что «Макбет» поставлен у нас, что Симона Кермес поет в заснеженной Сибири — есть миллионы подобных «что». Страсть маэстро к барокко и барочной нюансировке порой играет с ним злую шутку, когда он пытается уложить в это прокрустово ложе музыку, созданную в другое время и для других целей. Бетховен, к примеру, сопротивляется, но мало кто замечает это. Обычно зал оперного театра после финального взмаха его красивых сильных рук разражается громом и ревом. Курентзис формирует сегодняшнюю публику, он созидает и делает великое дело. При том, что его роль в жизни нашего оперного театра скорее разрушительна, но об этом в другой раз. Есть в Новосибирске и другая музыкальная реальность. Симфонический оркестр филармонии — живая, великая история. Он величав и консервативен, он хранит в себе великие традиции, и далеко не каждому дирижеру под силу заставить этих своенравных музыкантов зазвучать так, как они на самом деле могут. Главное, что самому важному в жизни оркестра дирижеру это удается. Его зовут Гинтарас Ринкявичус. Он по-европейски немногословен и дипломатичен. Но его сдержанный прибалтийский темперамент на сцене порой оборачивается такими инфернальными кульминациями, такими взрывами экспрессии, что от звуков контрабасов начинает вибрировать земля, а от полных отчаяния возгласов скрипок накатывают мысли о величии музыки и тщете всего сущего. Откуда это в нем? Неизвестно. Зато из неофициальных источников известно, что маэстро наш любит музицировать на электрогитаре, получает адреналин не только от дирижирования симфониями Малера, но и от скоростных рейдов на своем «Харлее». Он экстремален, бескомпромиссен и мудр. Сильный и умный мужчина за пультом такого непростого оркестра. Сам факт того, что новосибирский симфонический млеет, трепещет и ждет каждой встречи с Ринкявичусом, намекает на то, как он крут. Ведь этот оркестр видел многих великих. А одним из великих он был когда-то создан. Невозможно сейчас представить, какой энергией, талантом, безрассудством и верой в свое дело нужно обладать, чтобы создать на пустом месте симфонический оркестр, посвятить ему всю жизнь и сделать в итоге из него коллектив, которому доверят, к примеру, представлять страну на фестивале оркестров мира. Не московскому, не петербургскому оркестру, а оркестру из Новосибирска. Все это сделал Арнольд Кац. Он ушел три года назад, а его коллектив учится жить без него и по-детски доверяется Ринкявичусу, потому что чувствует своим музыкальным инстинктом: он настоящий. Два оркестра, две концепции, огромная культурная пропасть между ними. Тем не менее, все различия, заметные знатокам, извне оказываются не так важны. Они делают свое дело. Одни пробуждают интерес к классике смелыми проектами, другие сохраняют традицию. Их публика, казалось бы, разная, но в конечном счёте одна. Вовлеченная в магическое поле напряжения между одними и другими, на концертах Курентзиса она вдохновляется, сходит с ума от внешних эффектов и понимает, насколько актуальной может быть классика. На концертах симфонического она расстается с юношеским максимализмом, слушает более вдумчиво, судит более взвешенно и получает удовольствие намного более взрослое и осмысленное.

Партнеры

Кинотеатр "Победа"
Группа компаний "Новоконстрой"
ВТБ24
Чашка кофе
Балкан гриль
Московская биржа
Favorit cheese
Формажжио
Рестораны Дениса Иванова-1
Amour (цветочный магазин)
Прима линия
Хилтон Новосибирск
Клиника Елены Соловьёвой
Шашлыкофф
Дудник
Communications advertising group
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
СТИЛЬ журнал
Аргументы и факты