Джаз по предварительному сговору

18 ноября 2014
История новосибирских джазовых фестивалей, конечно, не исчерпывается Sib Jazz Fest. У каждого десятилетия даже джазовый статус и тот — свой. «Остров свободы» для авангарда комсомольской молодежи 60-х. Рискованный модернизм научно-технической интеллигенции в 70-е. Импровизированный сабантуй лучших сил консерватории и музыкального училища в недо- и постперестроечные времена. Парад мировых джазовых звезд и их совместные концерты с представителями сибирской школы в 90-е. Дефицит джазового потока — вплоть до полного иссушения жанра — в нулевых. Новый подъем в наше время. Хоть и с переворотом.

Джазовые фестивали Новосибирской филармонии — это все же не абонемент симфонического оркестра. Сверхзадача — не столько сохранение нетленного знания, почетная и социальная при этом демонстрация блистательной и пополняемой коллекции, сколько эффективная концертная деятельность. То есть приносящая прибыль! И с точки зрения наполняемости залов логично исходить скорее из известности персон, чем из интересов жанра.

Государственные менеджеры по традиции ставят на звезд антикварного джаз-рока. В Новосибирск уже наведывались Джон Маклафлин и Жан-Люк Понти. Теперь призвали Ленни Уайта. В лучах величия музыканту удалось побывать в 19-летнем возрасте: его барабаны звучат на судьбоносном для всего направления альбоме Bitches Brew Майлза Дэвиса. Потом он стучал с Чиком Кориа, Джо Завинулом и Джоном Маклафлином. Круг замкнулся.

Вам не все эти имена знакомы? Думаю, для трех четвертей зрителей концертного зала имени Арнольда Каца тоже. Ленни для них — старый и знаменитый музыкант, а значит, стОящий, без фокусов. В сущности, так оно и есть. Уайт, без сомнения, качественный. Это базис, джазовая аксиома, от которой не ждут музыкальных откровений. Даже знатоки музыки пришли скорее причаститься, увидеть живьем человека, который задал ритм их юности. Так что отчего-то гудящий, «бульонный» звук первого фестивального дня ничего не убавил и не прибавил к общему впечатлению, зато послужил страховкой от неожиданностей. Паства осталась довольна. Одни тем, что услышали, другие тем, чего не уловили: «Вам не понравилось?», «Так звука в зале не было!», «Согласен».

Другой суперзвезде, вернее, настоящей суперзвезде скрипачу Найджелу Кеннеди, на звук грех жаловаться. Да и группа его произвела фурор. Играли они довольно мутную смесь «из начала 80-х». Но магический свет гения буквально застил глаза и не давал разуму разрешения до конца верить ушам. Найджел в юности выпустил несколько без дураков великих пластинок: взять хоть «Времена года» Вивальди. А потом решил оторваться, увеличил порции алкоголя и утонул в джазе и рок-н-ролле. Хуже играть не стал, но назвать его неклассические пластинки выдающимися как-то язык не поворачивается. Они просто хорошие. Не ради его джазовых опытов и публика явилась. Больше тысячи гостей понимали, что увидеть Найджела просто надо. Эта капризная птица может больше не залететь на наше музыкальное озерцо. Застали. Бисировали. Преклонялись.
Другие «персоны с обложки» фестиваля не столь знамениты. Скажем, «новая английская джазовая суперзвезда», как безапелляционно представили в программке организаторы Энтони Стронга, скорее подает надежды. Юноша кокетливо исполнял старые хиты под рояль, словно играя с оркестром в перетягивание творческого одеяла. Зал хранил верность новосибирским музыкантам. Даже несмотря на то что оркестровка биг-бэнда Владимира Толкачева волнами то накрывала зал, то совсем его покидала. Проблемы со звуком сработали и против Энтони, лишили его обычного клубного очарования. Вспоминая знакомого только по видео, гораздо более свойского и озорного Питера Синкотти, тоже пианиста и тенора, захотелось приблизить музыкантов к публике, приземлиться за уютный столик и немного пригубить. Из строгой реальности большого зала непреодолимо тянуло в буфет.

Надо признать, академический зал вообще не лучшее место для джаза. Французов во главе с уже знакомым нам по Sib Jazz–2012 Пуми Арно покидать не хотелось, хотя горячий свинг The French All Stars в духе Сиднея Беше так и спроваживал «спрыснуть горло». Старики так азартно резали в верхнем регистре, что вызывали зависть. Хочется к своим семидесяти с гаком стать такими же: непотопляемыми, горячими! Кажется, все гости фестиваля дали зарок обзавестись громкими трубами и пронзительными саксофонами, чтобы жарить джаз за тысячи километров от дома.

Певица Кэтрин Расселл той же старорежимной пробы, что и Пуми Арно. Ее совместный с «Сибирским диксилендом» концерт начался… на галерке. Певица прошествовала с бодро звучащей свитой через весь зал, не прерываясь, и покорила сцену.
Собственно, напрямую к джазу в современном его понимании относились только вечерние концерты на новой филармонической площадке, в фойе зала имени Арнольда Каца: трио Марека Якубовского из Польши и мультинациональной группы Джона Рони. Плюс, конечно, джем.

Марек с гордостью аттестовал себя как представителя славной польской джазовой школы. И не покривил душой. Сложные гармонии, интересные ритмические фигуры. Музыканты играли авторскую музыку. Публика встречала доброжелательно. Хоть и немного отстраненно. Оказалось, львиную долю билетов на этот концерт выкупил Гжегож Сулковски, директор компании «Bella Сибирь», дочерней компании Торуньского завода перевязочных материалов, для своих сотрудников и партнеров. Так что для зрителей это скорее была демонстрация польской культуры на чужбине. Рукоплескали искренне, но, кажется, джаз — родной язык для десятой части собравшихся. Остальные его только начали осваивать.

Группа Джона Рони с хорошо знакомым публике Дэмиеном Шмиттом на барабанах поначалу звучала помпезно-синтезаторно. Казалось, мы все перенеслись на концерт ансамбля «Арсенал» в тот период 70-х, когда они увлеклись сэмплированным звуком. Но внезапно накатила барабанная мощь, бас принялся выводить гипнотические фигуры, публика налилась синкопированной энергией. Возможно, это путешествие было лучшим образцом жанра, вынесенного в название фестиваля.
А подкрепил статус настоящего творческого смотра международных достижений жанра джем-сейшен. Чего стоит Владимир Толкачев, играющий традиционный диксиленд! Денис Костин, ухающий на тубе в модерне! Найджел Кеннеди, выводящий Foxy Lady Джимми Хендрикса в финале действа!

Джем стал еще одним козырем, позволившим филармонии выиграть эту битву за зрителя. Призов много. Вот основные. Во-первых, следующий Sib Jazz Fest состоится строго по графику, в 2016 году. Во-вторых, проблем со звуком больше не допустят: привезут иностранного «звукоукротителя», знающего толк в джазе. А в-третьих, новая площадка в фойе филармонии доказала: пусть публика не разумеет Его Величества Джаза — достаточно согнать короля с трона и приблизить к народу, чтобы творческий союз исполнителя и слушателя все-таки состоялся.
Антон Веселов, ksonline.ru

Партнеры

Московская биржа
ВТБ24
Чашка кофе
Формажжио
Балкан гриль
Favorit cheese
Группа компаний "Новоконстрой"
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
Бюро №17
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
Аргументы и факты