Фабио Мастранжело: Музыкант — это виртуальный путешественник

22 апреля 2009
Темпераментный и харизматичный итальянский дирижер Фабио Мастранжело уже хорошо знаком новосибирской публике. А вот очередной концерт с его «родной» «Новосибирской камератой», где он уже почти два года служит художественным руководителем, претендует на роль сенсации. На сей раз музыкант предстанет в совсем ином качестве и продемонстрирует свое мастерство фортепианного исполнительства. В концертах, которые состоятся 12 мая (Камерный зал филармонии) и 13 мая (ДУ СО РАН), прозвучат произведения Баха, Нильсена и Вирена. Накануне премьеры маэстро дал эксклюзивное интервью газете «Новая Сибирь».

— У вас блестящее пианистическое образование, но сейчас вы преимущественно дирижируете. Насколько сложно совмещать эти две ипостаси, и где вы ощущаете бОльшую реализацию своих творческих идей?

— Сейчас становится все сложнее и сложнее совмещать, потому что сейчас моя дирижерская деятельность очень расширилась. Проблема в том, что партитуры можно читать где угодно: в самолете, в аэропорту, где-нибудь еще, а для того чтобы выучить новый репертуар на рояле, все-таки необходим инструмент. Пускай ты знаешь все ноты в голове, но и пальцы должны шевелиться. (Смеется.) Так что сейчас для меня основная сложность — найти инструмент. Даже если я нахожусь в театре (а сейчас я уже полтора года работаю в Екатеринбурге как главный приглашенный дирижер), то там, конечно же, можно найти рояль, но подготовка к премьерам занимает огромное количество времени. Сейчас, например, мы готовим «Свадьбу Фигаро», а это 8–9 часов в день сложнейших репетиций, поэтому энергии для того, чтобы посидеть за фортепиано, остается очень мало. Так что приходится выкраивать время для сольных занятий.

— Все-таки что для вас является приоритетным, дирижирование или пианистическая карьера?

— Дирижирование — это в первую очередь возможность работы с людьми, а для меня такое общение с музыкантами очень важно. Пианистическая деятельность все-таки предполагает некое тотальное уединение, а для меня это не так-то просто, потому что я привык, что встречаюсь в течение дня с огромным количеством людей. Так что дирижирование сейчас превалирует в моей жизни. Но и свою первую любовь (Фабио Мастранжело по первому образованию пианист. — Прим. автора) забыть невозможно, так что надеюсь, что до конца жизни я смогу играть на рояле. (Смеется.)

— Насколько сложно для вас дистанционно руководить ансамблем солистов «Новосибирская камерата», и какое значение имеет для вас этот коллектив среди прочих, которые вы возглавляете?

— Я очень люблю работать с музыкантами из «Камераты». Коллектив этот небольшой, высокопрофессиональный, поэтому у нас складывается очень доверительное общение.

— Наверное, это позволяет вам и больше экспериментировать?

— Конечно! Этот ансамбль дает мне возможность обращаться к различным произведениям, делить с ними и с публикой те произведения, которые я очень люблю. Что же касается дистанционного руководства коллективом, это, безусловно, очень сложно, но, к счастью, нынешнее время позволяет нам использовать все прелести цивилизации для общения: телефон, Интернет, видеокамеры… Быть может, еще через несколько лет я буду находиться в Австралии и при этом дирижировать «Новосибирской камератой» через вебкамеру. (Смеется.)

— Вы обучались в непривычно большом количестве стран — Швейцария, Италия, Англия, Канада. Где, по вашему мнению, оптимальное образование для музыканта, и каким школам вы отдаете предпочтение?

— Наверное, я потому и мотался по странам, что идеального образования, по моему мнению, не бывает. Я считаю, что когда ты можешь ездить и туда и сюда, у тебя появляется возможность брать то, что тебе нужно, и мне кажется, что это идеальный вариант. А уже потом ты сам решаешь для себя, что тебе понадобится и в какой ситуации. Для меня это возможность получить максимальный музыкантский багаж. Вообще, я считаю, что музыкант по сути своей эдакий виртуальный путешественник — ведь мы играем и испанскую музыку, и немецкую, и русскую, и французскую, и если есть представление о культуре этих стран, подкрепленное собственными впечатлениями, то исполнение будет наиболее убедительным!

— А сейчас? Вы считаете, что вам еще есть чему поучиться?

— Несомненно! Задай вы мне этот вопрос лет в 80, я вам и тогда отвечу утвердительно!

— В таком случае, у кого бы вы хотели получить уроки мастерства?

— Настоящий, живой музыкант всегда находится в состоянии творческого поиска. А что касается уроков, то меня всегда очень интересовала фигура Берлиоза. Говорят, что для достижения соответствующего эффекта он даже наркотики употреблял, но меня это интересует в меньшей степени, потому что для меня сама музыка — наркотик. (Смеется.) А вот что действительно прельщает — его отношение к инструментовке, без его идей вряд ли бы достигли тех вершин и Дебюсси, и Равель. К тому же он сам и дирижировал, и сочинял музыку, и для меня настоящая загадка, как один человек может это столь блестяще совмещать. Лично мне посчастливилось учиться у Бернстайна, это та личность, которая максимально походит на Берлиоза в плане творческой многогранности. А если все-таки машину времени изобретут, то обязательно загадаю встречу с Берлиозом.

— А что касается русских музыкантов?

— Здесь однозначно Рахманинов! Дирижер, пианист, гениальный композитор — это все то, что меня интересует больше всего!

— Фабио, в концерте, который состоится 12 и 13 мая, вы впервые предстанете перед новосибирской публикой в качестве исполнителя. Чего вы ждете от такого опыта общения с новосибирской публикой?

— Ну, во-первых, я очень волнуюсь. У меня неожиданно отменилась одна поездка в Турцию, и я этому несказанно обрадовался, потому что это дало мне возможность лишнюю неделю посидеть здесь, дома, в Санкт-Петербурге, за роялем и как следует подготовиться к этому выступлению. Что касается музыкантов «Новосибирской камераты», то здесь я не беспокоюсь совершенно, потому как их мастерство всегда на высочайшем уровне. Для меня это очень знаковый концерт, тем более что в концерте примет участие моя жена, Олеся (Олеся Тертычная, флейтистка, лауреат международных конкурсов. — Прим. автора).

— Вы обмолвились, что все-таки вы испытываете некоторое волнение перед концертами, неужели такой маститый музыкант, как вы, все еще испытывает трепет перед выходом на сцену?

— Конечно, более того, это просто необходимо! В тот день, когда я не дай Бог перестану волноваться, можно уходить из профессии! Здоровое беспокойство — это неотъемлемая часть жизни каждого музыканта. Это происходит ведь не от того, что ты по-школярски беспокоишься, не забыть бы текст, не запнуться бы, а потому что тебе хочется максимально реализовать те идеи, те мысли, которые ты вкладываешь в каждую ноту, каждую музыкальную фразу.
Яна Липовская, Новая Сибирь

Партнеры

Московская биржа
ВТБ24
Чашка кофе
Формажжио
Балкан гриль
Favorit cheese
Группа компаний "Новоконстрой"
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
Бюро №17
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
Аргументы и факты