Губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский: «Новый концертный зал филармонии должен стать одним из лучших в России»

26 мая 2009
«Музыкальное обозрение», май 2009 (305) Cтроительство нового современного концертного зала — тема, актуальная для Новосибирска в течение многих десятилетий. Парадоксально, но Академический симфонический оркестр Новосибирской филармонии — гордость региона, один из лучших в свое время в СССР, а теперь и в России, чей уровень сопоставим с оркестрами Москвы и Ленинграда/Петербурга — никогда не имел собственной концертной площадки! А старейшая (основана в 1937) и крупнейшая за Уралом филармония страны большую часть своего существования была лишена концертного зала. Он появился лишь в 1992, когда музыкантов пустили в бывший Дом политпросвещения — неприспособленный, с «нулевой» акустикой, с которым, тем не менее, связано много хорошего в истории филармонии и оркестра. О «своем» зале все годы работы в Новосибирске мечтал создатель оркестра Арнольд Михайлович Кац… 31 января 2007, спустя 10 дней после кончины маэстро Каца, произошло событие, беспрецедентное в истории российской музыкальной культуры: губернатор В.А. Толо-конский пригласил оркестр в полном составе на встречу. Губернатор продемонстрировал редкую для руководителя такого ранга осведомленность о проблемах и нуждах коллектива. Среди обсуждавшихся вопросов одним из первых и главных был вопрос о необходимости строительства нового концертного зала «для большого симфонического оркестра». И вопрос этот был решен, как и то, что этот зал, обещанный А.М. Кацу, станет данью памяти великого дирижера. Было принято решение о сносе старого зала и строительстве нового на том же месте. В апреле 2008 в Большом зале Новосибирской филармонии — Доме политпросвещения — состоялся прощальный концерт. Художественный руководитель филармонии Владимир Калужский сказал, что «это историческое событие… прощание с помещением, которое в течение 16 лет было для нас домом». Работы по демонтажу здания Новосибирской государственной филармонии, закрывшейся на реконструкцию, начались в июне 2008 и длились 2, 5 месяца. «Это должен быть один из -лучших залов в России, здесь будут выступать лучшие симфонические оркестры мира, всемирно известные коллективы. Проект принципиально важный, и я прошу к его реализации проявить особое внимание», — заявил тогда губернатор Виктор Толоконский. Кроме того, губернатор развеял беспокойство филармонической общественности относительно того, кому будет принадлежать новый зал, пообещав, что он будет филармоническим, тем более что оркестр и филармония всегда были единым целым и остаются им. Это особенно принципиально в связи с тем, что с января 2010 Новосибирская филармония переходит в ранг автономного учреждения. А существование АУ как концертной организации без собственного концертного зала не менее чем на 1000 мест абсолютно бессмысленно. Озвучены были и сроки строительства: 19 месяцев, т.е. до начала 2010 (в настоящее время предполагаемый срок ввода зала в эксплуатацию перенесен на 2011). Ситуация со строительством нового зала постоянно находится на контроле у губернатора. 11 марта 2009 В. Толоконский провел заседание Совета по градостроительной и коммунальной политике при Губернаторе Новосибирской области, на котором обсуждался вопрос о ходе реконструкции здания Новосибирской филармонии. С докладом о ходе реконструкции здания выступили директор ГУП НСО «УКС» П. Нефедов и руководитель ООО «Новосибирск Градстрой-2002» В. Ермишкин. «Реконструкция здания предусматривает кардинальные изменения его объема, архитектурно-планировочного решения и технического оснащения. Площадь нового здания составит 12420 кв.м… При изменении габаритных размеров здания будет учтено его расположение в исторически сложившейся части города. Зал рассчитан на 1037 мест (в т.ч. балкон на 275 мест). Строительная часть проекта будет подчинена достижению наилучших параметров акустики зала, концепции технологического оснащения зала современным оборудованием, устройством концертного органа, использованию передовых организационно-технологических решений ведения концертных программ. Общая стоимость проекта реконструкции — 890 млн. рублей» (из Пояснительной записки к заседанию Совета). Как всегда в таких случаях, сказано очень много красивых и правильных слов. Создается, однако, впечатление, что лишь один человек реально и объективно оценивает ситуацию — это губернатор. Он ставит определенную задачу: «это здание строится на века. Не на тридцать-сорок лет, чтобы потом ломать и говорить, какие мы были неспособные, а сделать такое здание, которое стояло бы столетиями». А те люди и организации, которые ответственны за строительство, просто не понимают всего комплекса стоящих перед ними задач и сложности их осуществления. Иначе как объяснить некоторые, мягко говоря, странные вещи? Например, тендер на строительство выиграла компания «Престиж-проект», ни разу не строившая подобных объектов! Так удивительно ли, что почти за год (со времени последнего концерта в старом зале) так и не появилось не то, чтобы окончательного, но даже какого-либо внятного архитектурного решения? То, которое было представлено на заседании Совета, вызвало жесткие нарекания губернатора. Открыт даже вопрос о том, каким будет фасад здания, его внешний облик. Отсутствует комплексное акустическое решение, о чем говорит поднятый на заседании вопрос об «отдельной акустике» для симфонического оркестра и «отдельной» — для органа и невозможности их совмещения. В наше время такие рассуждения представляются просто абсурдными. И как вообще проектировщики могли представить концертный зал современного типа без органа? Таких «полузалов» уже давно нигде нет! Не говоря о том, что при отсутствии «короля инструментов» из репертуара исчезают огромные пласты мировой музыки: от «Пассионов» и Мессы Баха, ораторий Генделя до творчества композиторов XX века и наших современников. А рассмотрение отдельно архитектурного и отдельно акустического проектов? Может быть, в Новосибирске открыли какое-то собственное «know how»?… К чему приводит подобный дилетантский подход, можно наблюдать на примере Светлановского зала ММДМ. (К счастью, есть и противоположный пример — «Мариинка-3»). И не дай Бог, в Новосибирске попытаются установить усилительную аппаратуру, чтобы сделать акустику искусственной — в некоторых залах (в частности, в Казанской опере) это уже привело к печальным последствиям. «Поэтому акустические требования — это главное… Не туалеты, не технические помещения, не канализация, а акустика», — подчеркнул губернатор. И откуда появилась идея о том, что новый Большой зал будет приспособлен как для концертов, так и для каких-то других мероприятий? Губернатор однозначно высказался год назад и на заседании Совета повторил свою позицию: «Что мы строили концертный зал — это заранее известно. Более того, никогда никто не ставил задач, чтобы он был каким-то многофункциональным. Я вам год назад сказал, что на фасаде этого здания будет написано: «Государственный концертный зал». Это государственный концертный зал, и кроме концертов там не будет ничего». Надо отдать должное В. Толоконскому: он мыслит как политик в высшей степени дальновидный. Стремится предоставить и нынешнему, и будущим поколениям сибиряков возможности, равные тем, какие есть у европейцев, американцев, японцев, а с недавних пор и у петербуржцев — обладателей суперсовременных во всех отношениях концертных залов. И с этой точки зрения позиция губернатора заслуживает всяческого уважения. Но есть и другие вопросы. К примеру, на заседании ни слова не прозвучало о материалах, которые будут использоваться при строительстве, об их долговечности, экологической составляющей, о световой аппаратуре, вообще о технологиях строительства. До сих пор не принято никакого решения относительно площади вокруг здания — одни только разговоры. Проектировщики предлагают разместить здесь подземный паркинг, но губернатор категорически возражает, т.к. это значительно сдвинет сроки окончания стройки и значительно увеличит ее стоимость: «Если делать парковку по этому проекту, то, даже не начиная строительства зала, который нужно возвести очень быстро (мы не можем симфонический оркестр надолго лишать помещения), только на подпорные стенки надо будет потратить 70–80 миллионов рублей сразу. Это не сама парковка, а только укрепление грунта. Это колоссальные деньги, которые я сейчас в план включить не могу. Поэтому проект будет рассматриваться без подземной парковки». Никто не упомянул о репетиционных помещениях, о помещениях для хранения инструментов, костюмов и т.д. О системе кондиционирования (а от нее, как известно, зависит не только то, как будет дышаться в зале, но и уровень шума, а стало быть, качество звучания музыки). О подъемном механизме для рояля. Об удобстве и самого зала, и других помещений для зрителей. О том, что выход артистов на сцену запланирован только с одной — правой — стороны. Такие разные, подчас, кажется, независимые друг от друга вопросы, но решаться они должны в комплексе. А вот как раз единого комплексного решения пока что нет, как не было проведено серьезной экспертной оценки проекта. Притом, что новый концертный зал — единственный в Новосибирске строительный объект, финансирование которого даже во время кризиса планируется в полном объеме. В. Толоконскии (обращаясь к проектировщикам): «Вы сказали мне, что готовы сегодня представить на утверждение проект строительства зала. Я собрал уважаемых экспертов, чтобы провести это рассмотрение. Сейчас вы мне говорите, что у вас нет акустического проекта. Я не могу начать строительство объекта, пока нет всего проекта. К вам придут акустики и скажут: «Да нет, нас такая форма зала не устраивает, нас сцена таких размеров — двадцать пять на двенадцать — не устраивает, нас высота зрительного зала не устраивает», — и еще что-нибудь. Я не понимаю: на каком основании выдано экспертное заключение о возможности строительства, если все эксперты говорят, что такого здания в центре города вообще не может быть? Второе. Ваши коллеги по департаменту говорят, что у вас нет понимания, что сделать с акустикой зала, а вы мне говорите: «Нет, Виктор Александрович, начинайте строить, выделяйте деньги!»… на площадку для мытья машин! Но где будут мыть машины — мне совершенно неинтересно. Это я не буду с экспертами обсуждать. А вот акустику — буду. И я помню, как мы решали вопрос при строительстве оперного театра. Это сразу был единый проект: с акустикой, было понятно, какое нужно оборудование, куда и как его ставить, как изменить форму пола, как изменить форму сцены, как изменить форму компоновки сценической коробки. В этом суть проекта. Чтобы не разбираться потом, где поставить какой-то микрофон или какую-то «глушилку». Это габариты, размеры, материалы. Это все, как я понимаю, должно входить в проект. …Вы мне говорите: подготовлена документация, я должен сегодня ее утвердить. У Нефедова ко мне был один вопрос: «Разрешаете Вы все восемьсот девяносто милионов проторговать или сто пятьдесят?» Разрешаю все восемьсот девяносто. Но только проекта нет! И пока проекта не будет — ни рубля не будет. Вы уже такой конкурс пытались провести, хотя у вас нет ни проекта, ни сметной стоимости — ничего! Нет архитектурного решения. Над чем вы полтора года с главным архитектором города работали, если он мне сейчас заявляет: «Да нет, это что-то не то!»? …Я дал вам финансовый ресурс, которого сегодня ни у кого нет. Ни один объект не начинает сейчас в области строиться, кроме этого концертного зала. Ни один! Я вам не ставлю никаких ограничений. Будет зал стоить миллиард — значит, миллиард вложим. Будет больше — значит, больше. Но я хочу понимания, согласия архитектурного сообщества, красоты. А ничего этого нет. Новый концертный зал филармонии должен стать одним из лучших в России по всем параметрам, поэтому к разработке проекта необходимо подойти как можно более ответственно и энергично», — подчеркнул на заседании Совета В. Толоконский. Кстати сказать, цифры, которые назвал губернатор (а это около 40 млн. долларов), вполлне сопоставимы с тем, сколько стоит строительство аналогичных залов за рубежом. Так не лучше ли за эти деньги обратиться к признанным специалистам, которые уже зарекомендовали себя в мире высоким качеством подобного строительства, а не к нашим, доморощенным, с нашими же «родными» же методами проб и ошибок? Сколько можно наступать на одни и те же грабли? Думается, нет смысла говорить о том, что в России как не было, так до сих пор и нет специалистов, способных спроектировать и построить современный высококачественный концертный зал. Так зачем же делать вид, что они есть? Особенно после того, как Москва «обожглась» на Доме музыки… Возможно, компания «Престиж-проект» надеется обратиться за помощью к зарубежным специалистам? Но едва ли уважающие себя японские или немецкие архитекторы и акустики согласятся выступить в роли «помощников». В общем, будущее стройки туманно. Между тем, многие в Новосибирске считают, что старый зал мог бы еще послужить и филармонии, и оркестру, и не было нужды превращать его в руины, в то время как проект нового не готов, и оркестру приходится довольствоваться концертами в различных ДК. На одном из них —10 марта, как раз накануне заседания Совета по градостроительной и коммунальной политике, во Дворце культуры железнодорожников, побывал В.А. Толоконский. После концерта он пришел в артистическую к музыкантам и вновь пообещал, что все планы по строительству нового концертного зала будут выполнены. И что сезон 2011–2012 один из лучших оркестров России встретит не в гостях, а в собственном доме, о котором так мечтал А.М. Кац.

Партнеры

Группа компаний "Новоконстрой"
ВТБ24
Чашка кофе
Балкан гриль
Московская биржа
Favorit cheese
Формажжио
Рестораны Дениса Иванова-1
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
Аргументы и факты