Наталия Гутман: о прошлом и настоящем

2 марта 2012
1 и 2 марта в Доме Ученых СО РАН и Дворце культуры железнодорожников прозвучал Двойной Концерт Брамса в исполнении выдающейся виолончелистки с мировым именем НАТАЛИИ ГУТМАН и ее сына скрипача СВЯТОСЛАВА МОРОЗА с симфоническим оркестром Новосибирской филармонии под управлением маэстро АЛЕКСАНДРА ПОЛЯНИЧКО. Все в Наталии Григорьевне – и внешний вид, и манера игры, и то, как она держится на сцене – рождало удивительное ощущение соприкосновения с легендарной эпохой великих музыкантов, таких как С. Рихтер, М. Растропович, И. Стерн и другие. Семейный дуэт Гутман и Мороза олицетворил связь времен, творческий диалог двух поколений исполнителей – ушедшей эпохи ХХ века, в коей великая виолончелистка мыслит себя и по сей день, и нового столетия. Во время антракта Наталия Гутман любезно согласилась дать небольшое интервью. - Наталия Григорьевна, расскажите, пожалуйста, о Вашем творческом союзе с сыном Святославом Морозом. 

— Со Святославом мы выступаем не так давно. Мне очень приятно играть с ним в ансамбле, он прекрасно все понимает без слов и очень хорошо меня чувствует. Обучал его мой супруг – Олег Каган. Я всегда была против того, чтобы мои дети учились на виолончели, поскольку это очень сложный, в том числе в физическом плане, инструмент. В результате, Святослав, Александр и Мария стали скрипачами. Сейчас Святослав играет на инструменте моего дедушки Анисима Александровича Берлина – замечательного музыканта и гениального педагога. Ученик Ауэра, Анисим Александрович играл на скрипке с сознательного возраста до самого конца. По общему семейному решению скрипку отдали Святославу, и, на мой взгляд, он с этим инструментом очень хорошо сливается. - Какое место в Вашем концертном репертуаре занимает исполненный сегодня Концерт для скрипки и виолончели с оркестром Брамса? 

— Я очень много раз играла этот концерт, в том числе с моим мужем. Это очень трудное произведение. На самом деле, видение концерта постоянно меняется: каждый раз слышишь что-то новое. Первоначально это должен был быть концерт для виолончели с оркестром, поскольку все темы начинаются с виолончельного проведения. Поэтому считается, что это виолончельный концерт с сопровождением скрипки. Хотя сложность партий совершенно одинаковая. Настоящая музыка и совместное исполнение начинаются тогда, когда все продуманно: прочувствован каждый эпизод, каждая нота и форма в целом. Именно на основе полного знания начинается истинная свобода. Отмечу, что концерт очень сложный в плане ансамблевости. Например, в нем много эпизодов, когда солирующие инструменты играют вместе piano. При этом видно, что солисты играют, но их совершенно не слышно, поскольку наслаивается параллельное звучание оркестра, задавливая и не давая услышать мерцание и переливы соло. Что это: просчет или композиторская задумка? Но так написал Брамс, и приходится играть piano в очень плотном звуке. Подобного рода нюансов в этом произведении немало. - Поделитесь, пожалуйста, Вашими впечатлениями о Новосибирском академическом симфоническом оркестре. Каким Вы его помните при Арнольде Михайловиче Каце и каким он предстал перед Вами сегодня? 

— Очень хорошие приятные впечатления! Во-первых, музыканты были абсолютно готовы, и мы не тратили время на текст, разбор сочинения. Оркестр замечательный, люблю его… и к счастью остался таким, каким он был при дорогом Арнольде Михайловиче Каце. В оркестре осталось много знакомых лиц… В исполнении Двойного концерта оркестр очень хорошо себя показал. Музыканты просто молодцы! В их игре не было равнодушия, они очень хорошо чувствовали нас – это очень приятно! Арнольда Михайловича Каца я очень любила… Мы много вместе играли, ездили с концертами. Однажды мы были в Италии, когда в условиях постоянных переездов за 11 дней мы дали 11 концертов. Тогда меня поразили его отношения с оркестром! Практически все эти переезды Кац находился вместе с музыкантами в автобусе, хотя мог спокойно ехать в отдельной машине в комфортных условиях. Они были как одна семья! Кац был в курсе всех проблем его музыкантов: что происходит в семье, у кого армия, квартира или детский сад и так далее – все это шло через него. Арнольд Михайлович – человек редкого таланта. В любой стране он мог сделать колоссальную карьеру дирижера. И мы всегда ему говорили об этом, но он не мог уехать из Новосибирска, оставить свое детище, свою семью – симфонический оркестр. Мы считали (и мой муж Олег Каган, и Элисо Вирсаладзе, и другие музыканты), что такому человеку, как Арнольд Михайлович – такому преданнейшему, абсолютно не думающему о собственных амбициях и карьере, нужно ставить памятник при жизни! Арнольд Михайлович – поразительный пример служения оркестру, музыке! Надеюсь, когда в Новосибирске построят новый зал, можно будет полноценно играть и посещать Новосибирск как можно чаще. При сегодняшних условиях можно только посочувствовать оркестру… Не знаю, как они это выдерживают! К сожалению, зал ДКЖ с его акустикой и мягкими креслами совершенно не годится для симфонических концертов. И если в строительстве нового концертного зала, что происходит не так уж часто, не будет хорошего специалиста-акустика, настоящего гения своего дела, вся эта затея окажется напрасной. Хочется верить, что с появлением нового зала ситуация исправится, и Новосибирск вновь наполнится интересными музыкальными событиями. Нужно возвращать то, что было хорошее… Будем надеяться!

Партнеры

Группа компаний "Новоконстрой"
ВТБ24
Чашка кофе
Балкан гриль
Московская биржа
Favorit cheese
Формажжио
Рестораны Дениса Иванова-1
Amour (цветочный магазин)
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
Аргументы и факты