Прометеев огонь и звучащая тишина

9 октября 2013
Первые концерты нового сезона академического симфонического оркестра филармонии стали чередой открытий для новосибирских меломанов

В день рождения основателя оркестра, 18 сентября, в Государственном концертном зале им. А. М. Каца и днем раньше в концертном зале Дома ученых Новосибирский академический симфонический оркестр под управлением художественного руководителя и главного дирижера Гинтараса Ринкявичуса открыл 58-й сезон концертами, традиционно проходящими под знаком Арнольда Михайловича Каца. В этом году маэстро исполнилось бы 89 лет.
И драматизм, и лирика

Все первое отделение было отдано потрясающему звучанию виолончели заслуженного артиста России Александра Князева, с самых первых минут захватившего внимание слушателей эмоциональной игрой, безупречной техникой и мощной артистической энергетикой. Навязчиво повторяющаяся интонация марша Первого виолончельного концерта Дмитрия Шостаковича с каждым движением смычка Князева все прочнее вонзалась в память слушателей, погружая в противоречивое мироощущение композитора, где, по его же словам, «личность и среда оказываются на перепутье: цельность и ясность уже утрачены, а новые позитивы обрести не удается».

Контрастом саркастическому, экспрессивному характеру первой части и мощной целеустремленности финала звучала сокровенно-исповедальная лирика средних частей. Особенное впечатление произвела масштабная каденция в исполнении Князева. Будучи драматургическим центром Концерта, вобрав в себя отголоски предыдущих частей, солист развернул широкий спектр душевных состояний — от экспрессивно напряженного, до проникновенного элегического, доходящего до ощущения звучащей тишины.

Композитор весьма экономно использует оркестровые ресурсы: в партитуре медная группа представлена лишь валторной. Наделенная функцией дополнительного солирующего тембра, она в экспрессивном диалоге с виолончелью, словно ее двойник, усиливала и углубляла драматические коллизии произведения.

Маэстро Ринкявичусом был найден тот самый баланс, который позволил максимально проявить себя как солисту, так и оркестровым голосам, которые трактовались не в качестве фона, а как важный звуковой пласт, усиливающий эмоциональную интенсивность звучания виолончели репликами отдельных инструментов и взрывными ответами всего оркестра.

После субъективно-напряженного тона музыки Шостаковича слушатели погрузились в мир изящной музыки Вариаций на тему рококо Чайковского. По точному замечанию Асафьева, виртуозность этого произведения «склоняется перед простотой задушевности и поэзией звучания…», органично сочетая изысканный, галантный стиль рококо с русским песенным началом. Слова известного музыковеда как нельзя лучше характеризуют и мастерскую игру Князева, продемонстрировавшего в тандеме с Новосибирским академическим симфоническим оркестром тончайшую звукопись, теплоту, изящность звучания Вариаций.

На острие исканий

На оптимистичной и светлой ноте завершилось первое отделение безукоризненным и блестящим исполнением на бис Вариаций на одной струне на тему из оперы Дж. Россини «Моисей в Египте» Паганини.

Во втором отделении концерта Гинтарас Ринкявичус развернул перед публикой грандиозное музыкальное полотно одного из самых неординарных представителей позднего романтизма — Девятую симфонию Брукнера, занявшую почетное место в репертуаре Новосибирского академического симфонического оркестра. Обращенная в своем посвящении к самому Господу Богу, лебединая песнь австрийского композитора, как ни одно из его предыдущих симфонических творений, пронизана мудро возвышенным, исповедальным тоном философского осмысления вечных тем человеческого бытия, добра и зла, жизни и смерти.

Открывая Брукнера

Грандиозное произведение слушалось на одном дыхании. Маэстро представил убедительную интерпретацию симфонии, драматургически выстроив три части в целостный, законченный цикл. После торжественно-возвышенной первой части с ее громогласными, по-прометеевски мощными, словно бьющими сиянием, унисонами медных духовых и причудливо-фантастических образов второй — Скерцо, лирико-исповедальная третья часть — Адажио, наполненная реминисценциями из ранее написанных симфоний Брукнера, звучала как итог не только симфонии, но и всего творческого пути композитора.

Высокую оценку исполнению симфонии дал Князев: «Новосибирский академический симфонический оркестр звучит превосходно — очень ярко, очень объемно. Я счастлив, что маэстро Гинтарас Ринкявичус для сегодняшнего вечера выбрал именно симфонию Брукнера, причем Девятую, одну из самых сложных. На западе Брукнер исполняется так же часто, как Бетховен или Брамс. К сожалению, в России, он еще не признан настолько, поэтому когда дирижируют Брукнером — это целое событие. Я могу с радостью констатировать, что Новосибирский академический симфонический оркестр был абсолютно на высоте. Девятая симфония Брукнера очень сложна, особенно для духовых, которые великолепно и очень чисто играли. Оркестр находится на очень высоком уровне и в прекрасной форме. В этом, конечно же, заслуга главного дирижера».
Анна Пронина, музыковед, «Советская Сибирь» Культура / № 187 (27056) от 08.10.13

Партнеры

Московская биржа
ВТБ24
Чашка кофе
Формажжио
Балкан гриль
Favorit cheese
Группа компаний "Новоконстрой"
AZIMUT Отель Сибирь
Компания «Восточный двор»
Аэродром «Мочище»
ОАО «Синар»
Альянс Франсез
Бюро №17
ООО «ЗапСибИнтернешнл»
Ресторанный комплекс Bierhof
ООО «Байт»
Компания «Дизайнмастер»
Ресторация Город N
Реклама онлайн

Информационные партнеры

Музыкальное обозрение
Музыкальный журнал
Музыкальная жизнь
Музыкальный клондайк
СТС-МИР
Ретро фм
Тайга
Сибкрай
ОТС
Академия новостей
Афиша Новосибирска
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
ВС-TV.ru
Аргументы и факты